Исторические прогулки Чехословацкие женщины на эшафоте

30-11-2016 15:28 | Ольга Васинкевич

Еще в ходе Второй мировой войны чехословацкое правительство в изгнании разработало постановления, обозначившие правовые рамки для проведения так называемой ретрибуции – воздаяния за содеянное. С 1945 года на чешской территории работало 27 экстренных народных судов, которые вынесли вердикты над 30 тысячами преступников и коллаборационистов. 738 из них были отправлены на смертную казнь. Среди них – 67 женщин.

Скачать: MP3

«Женщины на эшафоте», Фото: издательство «Мир крыльев»/Svět křídel«Женщины на эшафоте», Фото: издательство «Мир крыльев»/Svět křídel Период так называемых ретрибутивных судов, которые должны были восстановить справедливость и свести счеты с военными преступниками и местными коллаборационистами, можно разделить на два этапа с 1945 по 1948 годы. Они вошли в историю под названием I и II ретрибуции. Этот период был особенным как с юридической, так и с политической точки зрения. В государстве проходили реформы, и, одновременно, приближалось время коммунистического переворота. Собственно основания для позднее появившегося закона о ретрибуции, возникли еще в середине войны в Лондоне. Тогда находившееся там правительство в изгнании создало ряд декретов о ретрибуции, которые были призваны восстановить справедливость и наказать военных преступников и предателей.

«Первым был сформулирован Декрет №6, так называемый Лондонский декрет 1945 года, по которому короткое время проходили суды в течение лета 1945 года, после освобождения. Затем были приняты Декреты №16 и №17. В соответствии с Декретом №16 учреждались экстренные народные суды, которые располагались в местах работы областных судов. Это были судебные органы с особым режимом. Декрет №17 учреждал народный суд, функцией которого было наказание общественных лиц чешской национальности, которые принимали участие в коллаборационизме. Самыми громкими были процессы с министрами правительства Протектората, с руководством коллаборационистской организации «Знамя» (Vlajka), с руководством Куратория по воспитанию молодежи – организации, основанной по принципу Гитлерюгенд, с генералами-предателями Рихтермоцом и Благой. В 1947 году этот период завершился, но с приходом к власти коммунистов вновь были открыты некоторые незавершенные дела. Так называемая II ретрибуция проходила до декабря 1948 года. Последняя казнь состоялась на Новый год, а на следующий день ретрибутивные суды были упразднены», - рассказывает историк Иво Пейчох из Военно-исторического института, соавтор книги «Женщины на эшафоте».

Иво Пейчох, Фото: Военно-исторический институтИво Пейчох, Фото: Военно-исторический институт Важно отметить, что восстановление послевоенной справедливости в Чехословакии было одним из самых жестких в Европе. За военные преступления и коллаборационизм тогда было казнено 738 человек, при этом в несравнимо большей по размерам Франции с жизнью за содеянное распрощалось 760 человек. Среди казненных в Чехословакии находилось и 67 женщин.

«Это тоже было показательно, поскольку со времен основания независимой Чехословацкой Республики, за исключением периода нацистской оккупации, в Чехословакии не было казнено ни одной женщины. В период Первой Республики 66 женщин были осуждены на смертную казнь, но все они были помилованы президентом Масариком или позднее – президентом Бенешом», - продолжает историк Иво Пейчох.

В данном случае в рамках ретрибуции наказание в виде смертной казни в действительности осуществлялось, и это, с правовой точки зрения, было новинкой. Большинство женщин, завершивших свою жизнь в руках палача, были доносчицами, в результате действий которых лишились жизнь один и более граждан Чехословакии. Причем, как рассказывает Иво Пейчох, большинство из них были необразованными, и мотивы, которыми они зачастую руководствовались, были попросту мелочными. Таким образом решались мелкие дрязги, бытовые споры, часто и в рамках одной семьи. Были среди казненных и патологические личности, которые внезапно из ничего из себя не представляющих лиц, выросли в собственных глазах, лишь благодаря тому, что с ними разговаривали офицеры полиции.

«Еще несколько казненных женщин служили надзирательницами в концентрационных лагерях – на территории Чехословакии, или же принимали участие в так называемых «маршах смерти» и убивали заключенных во время перехода по территории бывшей Чехословакии в период Протектората. Была среди казненных еще одна сотрудница гестапо, которая принимала непосредственное участие в антипартизанских операциях, а также несколько женщин, которые были не просто доносчицами, но тесно сотрудничали с гестапо. Единственным исключительным случаем была Цирила Штроуфова, поскольку ее действия носили криминальный характер. Она работала директором дома престарелых, и морила голодом, мучила и убивала пожилых беспомощных людей. Ввиду того, что она была немецкого происхождения, она также попала под ретрибутивные судебные процессы. Тем не менее, если бы она предстала перед обычным судом, ее бы тоже казнили».

Иллюстративное фото: Милош Турек, Чешское радио - Радио ПрагаИллюстративное фото: Милош Турек, Чешское радио - Радио Прага В случае I и II ретрибуций наказание посредством смертной казни осуществлялось в течение двух часов после вынесения приговора, против которого нельзя было подать апелляцию. Осужденный мог подать прошение об отсрочке исполнения приговора на один час. Единственной возможностью избежать казни было помилование от президента республики, однако, оно имело место лишь в нескольких случаях.

«Смертная казнь осуществлялась в местах проведения судов исключительно посредством повешения, чаще всего – во дворах областных судов. Военный уголовный кодекс позволял в исключительных случаях проведение смертной казни посредством расстрела. На него был осужден только генерал Словацкой армии Йозеф Туранец, но как раз его помиловал президент республики, так что наказание не было осуществлено. Он умер своей смертью в 1950-е годы в тюрьме. В Чехословакии, за исключением крайних случаев в 1919 году во время боев с венграми в Южной Словакии, когда имело место несколько случаев казни посредством расстрела в полевых судах, за все время существования смертной казни проводились исключительно повешения».

Как рассказал историк Иво Пейчох, когда позднее проводились суды над военными преступниками в рамках так называемой III ретрибуции, эти процедуры рассматривались стандартным образом в областных судах. В 1950-е годы за военные преступления было казнено 12 человек. Кстати, казни женщин, - но уже по другим причинам, - имели в Чехословакии место и после наказания виновных в рамках ретрибутивных процессов.

Милада Горакова, Фото: Национальный архив кинофотодокументовМилада Горакова, Фото: Национальный архив кинофотодокументов «В период после 1948 года по политическим мотивам была казнена доктор Милада Горакова после сфабрикованного против нее процесса. Затем в течение 1950-х – в начале 1960-х годов было казнено еще пять женщин. Все эти случаи касались многократных убийств или убийств, совершенных с особой жестокостью. Первой казнили Зденьку Мизеровску в 1952 году, которая помогла убить своего жениха. Его тело она разрубила на куски и попыталась его спрятать в канаве. Так она стала первой женщиной в Чехословакии, казненной за криминальное преступление. Четыре других были подобного склада. Один из случаев был особо трагичным. Мария Фикачкова – медсестра, которая убивала новорожденных младенцев. Было доказано, что она убила двоих, но, скорее всего, жертв было гораздо больше. Однако, в интересах режима было это дело поскорее закрыть, поэтому ее казнили, и постарались об этом более не упоминать», - заключает историк Иво Пейчох.

Последней женщиной, казненной в Чехословакии, стала массовая убийца Ольга Гепнарова, которая в 1973 году на грузовике намеренно въехала на трамвайную остановку в толпу ожидающих и задавила восьмерых человек.

Социальные закладки

Читайте

Самое популярное

Статьи на ту же тему

Далее

В архив

Далее

Актуальное вещание на русском

Темы