Быт и бытие Русской гимназии в Моравской-Тршебове

История Русской гимназии в Моравской-Тршебове началась в 1921 году. Именно в это время из Турции в Чехословакию переезжает учебное заведение, созданное годом ранее русскими эмигрантами в Константинополе. Молодое государство по инициативе президента Т. Г. Масарика протянуло руку помощи людям, выброшенным из России взрывом Октябрьского переворота. Целый ряд представителей русской интеллигенции навсегда связали свою судьбу с Чехословакией. Они существенно помогли молодому государству, оставив заметный след в истории становления науки и культуры республики.

Моравская-Тршебова, Фото: Архив Музея в Моравской-ТршебовыМоравская-Тршебова, Фото: Архив Музея в Моравской-Тршебовы Моравскую-Тршебову (Moravská Třebová) выбрали для гимназии, поскольку здесь была возможность предоставить эмигрантам достаточно большой пустовавший комплекс бывшего лагеря для военнопленных периода Первой мировой войны.

«Вдобавок, Моравская-Тршебова в то время была полностью немецкой – это город в Судетской области, где подавляющее большинство населения было немецкоязычным. Поэтому одной из целей переселения сюда русской гимназии было увеличение «славянской составляющей» города и всей области. Это была и помощь чешскому меньшинству, чья школа также располагалась в помещениях бывшего лагеря для военнопленных. Позже она переселится в отдельное здание», - рассказывает заведующий Городским музеем Моравской-Тршебовы Роберт Йордан.

Вероятно, был и расчет на появление новых мужских рук в аграрном секторе края?

Заведующий Городским музеем Моравской-Тршебовы Роберт Йордан, Фото: Антон КаймаковЗаведующий Городским музеем Моравской-Тршебовы Роберт Йордан, Фото: Антон Каймаков«Несомненно. Моравская-Тршебова в то время нуждалась в дополнительных трудовых ресурсах как в аграрном секторе, где требовались мужчины, так и в текстильной промышленности, – так что для женщин также были места. В послевоенное десятилетие обе отрасли активно развивались. В 1920-е годы экономика Чехословакии развивалась весьма успешно.

Приток людей, естественно, стал и подспорьем для развития самого разного вида услуг и торговли. Людей, проживающих в бывшем лагере, нужно было обеспечивать продуктами питания и топливом. Переселение гимназии оживило городскую жизнь».

Школа была отнюдь не маленькой – 640 гимназистов, и это сразу в первый же учебный год. Педагогов было несколько десятков. Примерно такое же количество русских учащихся в Моравской-Тршебове было вплоть до начала 1930-х. Общее количество гимназистов начало сокращаться только в последний период существования здесь школы – в последний год их осталось лишь 146.

Гимназия, перевезенная из Константинополя

В первое время в русской гимназии училось много потомков русских офицеров, потом к ним добавились дети казаков и мелких купцов. Многие были сиротами, или, как минимум, остались без одного из родителей. В связи с этим в гимназии работали не только педагоги, но также и воспитатели, которые проводили со своими подопечными практически весь день.

Здания бывшей русской гимназии, Фото: Антон КаймаковЗдания бывшей русской гимназии, Фото: Антон Каймаков — «У кого-то может вызвать удивление, что в первые годы существования в Моравской-Тршебове русской гимназии в ней училось много почти взрослых людей. Средний возраст учеников, действительно, был выше привычного. Для этого существует достаточно простое объяснение – из-за революционных событий в России многие были вынуждены прервать свое обучение, и, будучи уже в эмиграции, наверстывали упущенное. К концу 20-х годов все постепенно встало на свои места.

Постепенно изменялся и национальный состав учеников гимназии. Сначала большинство гимназистов были из числа попавших в Чехословакию вместе с переселением Русской гимназии из Константинополя. Потом в это учебное заведение уже начали принимать детей русских эмигрантов, постоянно осевших в республике – в 1920-е годы их набралось уже немало. Ряды учеников гимназии также пополняли и дети из смешанных семей, например, чехословацких легионеров, которые нашли себе спутниц жизни во время их пребывания в России».

В начале 30-х годов, поскольку эмигранты, в первую очередь, дети от смешанных браков, постепенно получали гражданство, в числе учеников гимназии все чаще встречаются чехословацкие граждане. К концу периода работы Русской гимназии в Моравской-Тшебове таких учеников осталась уже половина.

Кампус в бараках для беженцев и пленных

Фото: Архив Музея в Моравской-ТршебовыФото: Архив Музея в Моравской-Тршебовы Первые годы воспитанникам Русской гимназии приходилось очень трудно – бывший лагерь для военнопленных нельзя было назвать комфортабельным местом проживания и учебы, обращает внимание руководитель музея Моравской-Тршебовы Роберт Йордан:

«Вначале было действительно очень тяжело. Гимназисты и учителя жили в деревянных бараках, где до них содержались пленные, а потом беженцы. Врачам приходилось туго, так как дети часто болели. В 1923 году, например, во время эпидемии гриппа заболело сразу 150 учеников. Одновременно множество учеников свалилось с бронхитами. Дома и помещения постепенно достраивались и реконструировались. Администрации приходилось не только строго следить за гигиеной, нужно было обеспечить воспитанникам четырехразовое питание с достаточным количеством мяса, так как среди учеников были также и истощенные дети».

«В седьмом бараке, напротив церкви, жили бельевые дамы. Их было множество. Весь день они работали в бельевой, внизу гимназического лагеря, бок о бок с баней, штопая, тачая, латал, рвя. За работой они болтали и сплетничали. Они знали все. Любовная жизнь лагеря в их устах оборачивалась бог знает чем: дном, порнографией, детективным романом, а иногда вдруг, неожиданно, розовой водой». Алла Головина: «Ася»

Серьезной проблемой стала одежда – чтобы ее было в достаточном количестве, и она была всегда чистой. В гимназии действовала собственная прачечная, где работало десять женщин, которым приходилось трудиться с утра до вечера, не покладая рук.

Обувь от «Бати» – в подарок русским гимназистам

— «Одновременно также следует упомянуть, что Русскую гимназию поддерживали различные чешские компании и предприятия. Например, обувью учащихся снабжала известная фирма «Батя». Это сегодня спонсорство – обычное дело, а в годы Первой Чехословацкой республики (1918–1938) это было достаточно необычно и показательно.

Фото: Архив Музея в Моравской-ТршебовыФото: Архив Музея в Моравской-Тршебовы Естественно, руководство гимназии полагалось не только на подарки. О детях заботилось достаточно большое количество специально нанятых для этого людей. Кроме уже упомянутой прачечной, в гимназии работали мастерские, в том числе сапожная и швейная, где ремонтировали обувь и одежду. Все было сделано для того, чтобы купленная и подаренная одежда, обувь и прочие вещи служили как можно дольше».

Был в школе свой медицинский кабинет и больничный барак. Однако абсолютно со всеми болезнями справляться не удавалось, например, с туберкулезом. Некоторые студенты от этого недуга скончались.

— «На городском кладбище есть могила, где на памятнике написано: «Русская гимназия, Моравская-Тршебова». Это общее захоронение, где покоятся сотрудники школы, а также некоторые гимназисты. Например, здесь у одного из имен мы видим высеченные на камне годы жизни: 1920–1930. Несомненно, речь идет об одной из гимназисток.

Фото: Архив Музея в Моравской-ТршебовыФото: Архив Музея в Моравской-Тршебовы Рядом есть и отдельные могилы с надписями на русском языке. На одной из них написано: Здесь лежит Газалов Михаил Мартынович – полковник Генерального штаба. Рядом могила Веры Ивановны Горчуковой, жены профессора русской гимназии в Моравской-Тршебове»».

Главной целью создания русских учебных заведений в Чехословакии было поддержание на необходимом уровне образования и воспитание молодого поколения будущей интеллигенции свободной России. Эмигранты готовились к возвращению к себе на родину, а Чехословакия, предоставившая им пристанище, ожидала, со своей стороны, что воспитанники русских учебных заведений потом станут неким связующим звеном с Россией и помогут наладить и расширить контакты с ней.

– На чем строилась программа обучения в Русской гимназии в Моравской-Тршебове, чему уделялось особое внимание?

— «Программа не отличалась от классической гимназической. Расчет был на то, чтобы выпускники могли дальше продолжать свое образование уже в вузах. Одновременно, кроме сохранения и поддержки православных традиций, в которых ученики изначально вырастали, особый акцент учителя делали на культурной жизни своих воспитанников.

Православные праздники и день рождения Пушкина

В гимназии отмечались самые различные праздники – день основания школы, государственные праздники Чехословакии, ученики участвовали и в региональных празднествах, например, отмечавшихся немецкой частью населения Моравской-Тршебовы. Никогда не забывался День русской культуры, который праздновался в день рождения А. С. Пушкина, а также День русских детей, День инвалидов. Сегодня о таких праздниках мы уже ничего не знаем, но для царской России они были привычными, поэтому сохранились и в среде гимназистов».

Фото: Архив Музея в Моравской-ТршебовыФото: Архив Музея в Моравской-Тршебовы Программа обучения Русской гимназии в Моравской-Тршебове была включена в общеобразовательную чехословацкую систему в 1928 году. Изначально использовались учебные планы, основанные на пореформенной программе графа Игнатьева. Учащиеся получали образование по программе русской классической гимназии. Поэтому сначала в программе существовали отличия, тем более что формировалась программа она еще в Константинополе, где гимназия начинала свою работу.

Основным языком, на котором велось обучение, был русский. Также в программе была история, литература, география – все с акцентом на Россию. После переселения в Моравскую-Тршебову в программе гимназии в качестве одного из предметов, однако не главного, появился чешский язык.

Нельзя забывать, что сначала Чехословакия воспринималась как временное пристанище, все считали, что появится возможность вернуться обратно, поэтому все обучение было ориентировано на Россию. Однако позже, примерно с 1924 года, когда стало ясно, что момент возвращения на историческую родину все отдаляется, обучение стало переходить на чехословацкие «рельсы». В этом была сущность отличия от системы образования, принятой в Чехословакии.

Моравская-Тршебова, Фото: Антон КаймаковМоравская-Тршебова, Фото: Антон Каймаков Однако, изначально, даже когда обучение велось по отдельной русской программе, все было построено так, чтобы полученное гимназистами образование полностью признавалось Чехословакией. Все выпускники Русской гимназии, и иных русских учебных заведений приравнивались к чехословацким выпускникам. Узаконено было и финансирование русских школ и факультетов чехословацкой стороной.

Русская гимназия во многих отношениях была уникальным учебным заведением. В ней, например, была собственная и достаточно богатая библиотека, фонды которой расширялись за счет поступлений, например, от Министерства иностранных дел Чехословакии и из-за границы. Книги Русской гимназии в свое время дарили официальные представители Лондона и Женевы.

Когда русское учебное заведение из Моравской-Тршебовы переселялось в Прагу, объединяясь со столичной гимназией, в его библиотеке насчитывалось более 20 тысяч томов.

— «В гимназии работало множество кружков по интересам. Кроме классически – кружка физики, например, или литературного, был здесь туристический кружок, в котором учащиеся изучали край, в котором жили. Был в гимназии и кружок Красного креста, и русское отделение физкультурного союза «Сокол», где работало множество секций. Был шахматный кружок, художественный кружок, духовой оркестр. Перечислять можно долго».

«В нашей гимназии было много кружков для самообразования и саморазвития. Один из кружков назывался туристическим, посвятил себя изучение исторических памятников Чехословакии и был исключительно долговечен. Но гимназические туристы почему-то воспринимались нами, как анекдот. Они совершали прогулки под предводительством преподавателя русской словесности, туда-сюда…». Алла Головина: «Туристы»

Образование – подспорье в жизни

 Фото: Архив Музея в Моравской-Тршебовы Фото: Архив Музея в Моравской-Тршебовы Естественно, что такая атмосфера взрастила целый ряд выдающихся личностей, ставших впоследствии известными. В Русской гимназии учился будущий литературный критик Сергей Махонин, его брат, архитектор Владимир Махонин. Оканчивали гимназию поэтесса Алла Сергеевна Головина, скульптор Александр Сергеевич Головин, филолог Александр Черницин, живописец Ростислас Лукин. Перечислять имена выдающихся людей, учившихся в Русской гимназии в Моравской-Тршебове, можно очень долго, так как это была школа с очень высоким уровнем образования.

— «Главную часть финансирования Русской гимназии предоставляло чехословацкое правительство. Комплекс бывшего лагеря для военнопленных для нужд гимназии перестраивался и модернизировался – был проложен водопровод, осуществлена электрификация, проведены телефонные линии – все за счет средств Министерства иностранных дел. Главным периодом расцвета гимназии стали 1920-е годы, когда сюда поступали постоянные инвестиции, были перевезены сотни учащихся и сотни педагогов, и учебное заведение наладило свою работу».

Численность учащихся начинает снижаться в начале 1930-х и, как мы уже упоминали, последние полторы сотни учеников в результате были переведены в Прагу, в гимназию в сегодняшнем районе Страшницы.

Обучение гимнастике, Фото: Архив Музея в Моравской-ТршебовыОбучение гимнастике, Фото: Архив Музея в Моравской-Тршебовы «Среди выпускников Русской гимназии в Моравской-Тршебове, оставивших свой яркий след в истории Чехословакии, можно выделить, например, Михаила Ромберга – графика, иллюстратора, сценографа. После гимназии он окончил Художественно-промышленное училище в Праге, а потом уже сам читал лекции на Театральном факультете, иллюстрировал книги, а также сотрудничал и с чехословацким мультипликатором Иржи Брдечкой. Также Михаил Ромберг разрабатывал сценографию спектаклей Национального театра в Праге и театров в Оломоуце, в Брно, в Остраве. Ромберг – пример человека, который без больших трудностей смог добиться успеха в своей жизни. Школа в Моравской-Тршебове стала для него хорошим подспорьем», - подчеркивает заведующий Городским музеем Моравской-Тршебовы Роберт Йордан.

«…приезжала поэтесса Марина Цветаева. У неё была дочка Аля в десятом бараке, такая же зеленоглазая, странная и дерзкая, как её мать.… Мы с моим братом стали бегать за Цветаевой по аллеям, а она проходила, ни на кого не глядя и видя всё на лет двадцать вперёд и на тысячу – назад, встряхивала своими медовыми волосами, стриженными в кружок, не очаровывалась нами и зачаровала нас навеки». Алла Головина: «Воспоминания»

Если перечитать список выпускников Русской гимназии, то мы найдем множество людей, чья профессиональная жизнь сложилась вполне успешно, – как в Чехословакии, в том числе и после 1945 года, так и в других странах, куда они уехали позже.

Часть выпускников, которые остались совершенно одни, без родственников, связали свою жизнь с гимназией и во взрослой жизни, оставшись здесь в качестве преподавателей.

Фото: Архив Музея в Моравской-ТршебовыФото: Архив Музея в Моравской-Тршебовы В том, что Русская гимназия в Моравской-Тршебове успешно работала, – огромная заслуга попечительского совета, состоявшего из представителей министерства иностранных дел, образования и представителей русского меньшинства из числа эмигрантов, а также непосредственно администрации этой школы и ее троих директоров.

«Наш директор очень плохо говорил по-чешски, но он был оратор. Стоя на свежеиспеченном крылечке, он показывал пальцем себе за спину, на лес и стену с дырками, и орал о феодальном строе и символах. Пахло цементом. Пели славянский гимн. Соколы делали гимнастику…» Алла Головина: «Туристы»

Заместитель командира Военного училища в Моравской-Тршебове подполковник Йозеф Глоупы и заведующий Городским музеем Моравской-Тршебовы Роберт Йордан, Фото: Антон КаймаковЗаместитель командира Военного училища в Моравской-Тршебове подполковник Йозеф Глоупы и заведующий Городским музеем Моравской-Тршебовы Роберт Йордан, Фото: Антон Каймаков — «Отдельно я бы хотел вспомнить Владимира Светозарова. В конце 1920-х годов гимназия находилась в сложной ситуации, так как именно тогда ее подключали к чехословацкой системе образования. Благодаря его усилиям удалось этот перевод осуществить гладко, без ущерба для процесса обучения и развития этой школы. Любили Светозарова и ученики, и коллеги-педагоги. Потом, когда гимназия в Моравской-Тршебове закрылась, а ученики были переведены в пражскую русскую гимназию в Страшницах, Владимир Николаевич был туда направлен в качестве директора. К сожалению, финал жизни Светозарова был печальным: в 1945 году, когда советское НКВД проводило аресты русских эмигрантов, Светозарова тоже увезли в Советский Союз. В итоге его выпустили на свободу, но уже в 1946 году он скончался».

Переселившихся в Прагу русских гимназистов в 1935 году сменили военные. Сегодня здесь располагается Военное училище Министерства обороны Чешской Республики. Комплекс зданий за более чем восемь последующих десятилетий был ощутимо расширен. Домишки, где когда-то жили и учились русские школяры, недавно были включены в план ремонта и скоро, вероятно, их уже невозможно будет узнать. О Русской гимназии в Моравской-Тршебове будет напоминать только деревянный православный крест, установленной на месте, где когда-то стояла школьная церковь.