Дому-"стакану" - 15 лет

Пятнадцать лет тому назад, в июне 1996 года, на пражском набережной Рашина было официально открыто одно из самых оригинальных зданий Праги – «Танцующий дом». После Карлова моста и Пражского Града здание, созданное хорватским архитектором Владо Милуничем, является третьим самым фотографируемым объектом Праги.

Танцующий дом (Фото: CzechTourism)Танцующий дом (Фото: CzechTourism) К танцующей паре в каменном обличье я отправилась вместе с самым известным пражским гидом Любовью Полевой. Она, с уверенностью опытного экскурсовода, тут же показала мне самый удачный ракурс для созерцания удивительной постройки.

«Посмотрите, действительно как будто бы изогнутая парочка. Одно здание прямое, а второе, примыкающее к нему слева, изогнуто, как будто юбка у женщины. Наверху мы видим шар – там находится ресторан, который ранее спонсировался французским посольством. Сейчас название ресторана сменилось, но это по-прежнему французская кухня. Оттуда открывается великолепный вид на Прагу. Видите палочки, торчащие из этого шара? Их народ с юмором называет «волосы Фреда». И еще – очень часто люди, приезжающие в Прагу, задают мне вопрос – покажите нам, пожалуйста, дом-"стакан". Оказывается, так тоже называют Танцующий дом».

- Его так окрестили русские туристы?

- Да, именно русскоязычная публика.

Любовь ПолеваяЛюбовь Полевая Офисное здание, построенное в стиле деконструктивизма, изображает одну из самых известных американских пар танцоров: Джинджер Роджерс и Фреда Астера. Отсюда и его прозвище «Джинджер и Фред». Сейчас жители Праги уже не могут себе представить набережной Рашина без этой причудливой постройки. Но так было не всегда.

- Любовь, я слышала, что разрешение на строительство «Танцующего дома» было не так-то просто получить.

- Да, в начале девяностых строительство «Танцующего дома» вызвало бурную дискуссию о современной архитектуре, в которую вмешался даже поддержавший проект экс-президент Чехии Вацлав Гавел. Именно ему, а еще эйфории, наступившей после "бархатной революции", сегодня благодарны архитекторы "Танцующего дома": хорват Владо Милунич и канадо-американец Фрэнк Гери. Оба говорят, что сегодня проект такого здания, скорее всего, остался бы на бумаге. Как остался нереализованным проект библиотеки чешско-британского архитектора Яна Каплицкого. Дом, прозванный «осьминогом», так до сих пор и не построен.

- А что раньше располагалось на месте «Танцующего дома»? Наверное, какое-то старинное здание?

Архитектор Владо МилуничАрхитектор Владо Милунич - История строительства «Танцующего дома» ведет свое начало со времен Второй мировой войны, когда во время бомбардировки Праги было уничтожено здание, стоявшее на этом месте. Более пятидесяти лет тут был пустырь, а в 1986 году у Милунича и Гавела возникла идея построить здесь культурный центр (Вацлав Гавел жил в то время неподалеку). Но этим мечтам не суждено было сбыться. Несмотря на то, что Милунич стал одним из соавторов и в оригинальном проекте предусмотрел галерею, камерный театр, издательство, концертный зал и книжный магазин, «Танцующий дом» был отдан под офисы крупных компаний, а для общественности остался лишь ресторан, расположенный под крышей здания. Но эта неудача с лихвой компенсируется тем, что архитектору Владо Милуничу удалось спроектировать здание, которое - цитирую его слова – «отражает эпоху своего возникновения, когда чехословацкое общество пробуждалось от тоталитарного сна».

Архитектору Милуничу пришлось выслушать огромное количество критических замечаний в свой адрес.

«Конечно, противников у меня хватает – галерист Милан Книжак, например, твердит, что это не дом, не архитектура, что дом не может быть скульптурой и должен располагаться только в вертикальных и горизонтальных плоскостях. И таких людей много».

Танцующий домТанцующий дом Надо сказать, что технология, которую использовали при строительстве «Танцующего дома», была для середины девяностых революционной.

«Из бетона сделали 99 разного размера панелей, из которых потом и возникли стены изгибающейся формы. Чтобы с точностью сделать панели для строительства, пришлось использовать компьютерную программу, при помощи которой обычно проектируются самолеты. «Танцующий дом», таким образом, стал предвестником новой технологии строительства, которая впоследствии была использована соавтором проекта - американским архитектором Фрэнком Гери - для возведения Музея Гуггенхайма в испанском городе Бильбао».

- В доме все окна разной формы, да?

«Это очень интересная постройка из бетона и стекла, и все окна действительно имеют разную форму, это тоже образец современного искусства».

- Можно ли сравнить «Танцующий дом» с венским домом Хундертвассера?

«Можно, потому что это все образец новшества, современности. Хундертвассер тоже хотел отклониться от строгих прямых линий. Если сравнивать с Веной, то этот дом мне напоминает и дом Хааса у кафедрального собора Штефансдом – это тоже образец современного искусства из стекла. Некоторые видят в «Танцующем доме» и элементы архитектуры Гауди. Здесь действительно, сочетаются разнообразные архитектурные стили».

Танцующий дом (Фото: CzechTourism)Танцующий дом (Фото: CzechTourism) При этом Владо Милуничу пришлось внести в свой проект некоторые изменения, против которых он протестовал, но безуспешно. Например, по его планам, дом должен был быть несколько другого оттенка.

«Задумка была такова, что дом будет иметь естественный цвет материала, из которого он сделан. Стекло зеленое, а сам дом – цвета штукатурки. Но я ожидал, что штукатурка будет не серая, а бежово-серая. Мы говорили и о том, что «Танцующий дом» должен стать продолжением Йираскова моста, а тот серый с бежово-розовыми перилами. Поэтому я представлял, что здание будет такого песочного оттенка. Но в результате мой партнер, чье слово имело больший вес, решил, что дом все-таки будет светло-серым. В Калифорнии и Италии это цвет считается элегантным. Но, что меня порадовало - когда солнце заходит, дом меняет цвет именно на тот, какой представлял себе я. А северный фасад иногда выглядит розовым. Так что я к этому серому привык»,

- говорит архитектор.

К сожалению, «Танцующий дом» стал чуть ли не единственным образцом высококлассной современной архитектуры не только в Праге, но и во всей Чехии. С момента окончания его строительства в 1996 году в Чехии не было построено ни одного здания, сравнимого с ним по формату.