Мария Гушек:"Когда я слушаю чешские песни, я не чувствую даже болезней!"

В нашей сегодняшней рубрике «Портреты» мы вновь вернемся к судьбам чехов, предки которых ещё в 19-ом веке переселились на Украину. В одной из прошлых передач мы рассказывали вам об Эмме Снидевич, возглавляющей общество этнических чехов Житомирской бласти. На сей раз вы познакомитесь сразу с несколькими людьми из этого общества.

Мария Гушек (слева)Мария Гушек (слева) Судьбы чехов, живущих на Украине уже не одно столетие, во многом схожи. Всем им пришлось пережить и смутные времена при царе, и «красную чуму», отголоски которой слышатся по сей день, и невольно стать свидетелями и участниками бурных политических волнений последних десятилетий. Но, несмотря на разные политические взгляды, которые часто сталкиваются даже в рамках одной семьи, их объединяет любовь к Чехии, ее традициям и культуре. А некоторым, как, например, Марии Гушек, время, проведенное в обществе укранских чехов, даже продляет жизнь.

«Хочу сказать, мне уже, конечно, 69 лет, и что как только я пойду в это чешское общество, то мне кажется, что я проживу еще столько же. Я не чувствую даже болезней. Когда я слушаю эти чешские песни, я думаю, что мне не столько лет. Как мне нравится это все!», - восклицает оптимистичная и бодрая Мария Гушек, которая в этом году, впервые за последние 50 лет, попала в Чехию, туда, где когда-то жила.

«В 1947 году мы приехали в Чехию, в город Пльзень, где прожили 10 лет. Но в связи с тем, что мой старший брат Гушек Борис служил в армии, у нас было такое соглашение, что когда мы уедем в Чехию, то через некоторое время он приедет к нам. Но, дело в том, что Борис отслужил, и нам необходимо было послать в Прагу письмо, что он там остался сиротой и хочет приехать к родителям. Но он нам написал письмо, что никуда не собирается, потому что женился. Однако отец настаивал на том, чтобы семья жила вместе, и через два года мы отправились снова на Украину. В 1957 году мы приехали обратно в село Чешская Крошна. Мне было 19 лет».

С тех пор семья Марии и живет на Украине. Так как в семье у них никогда не забывали чешский язык, сегодня и внуки Марии уже неплохо говорят по-чешски, но не только благодаря тому, что бабушка свободнио владеет языком, но также благодаря стараниям еще одного удивительного человека – Нади Чижевской, которая занимается в обществе обучением детей чешскому языку.

«Чешский язык все мы учили в основном в семьях. Это язык наших мам. Чешский язык помню из семьи, так как у меня мама и папа чехи. Сейчас у нас в Житомире в технологическом университете впервые на Украине учится чешский язык, как профессиональный язык по специальности бухгалтер и экономист. Студенты у нас в основном украинцы или русские. А чешские корни только у двух студентов, и это очень чувствуется при изучении языка. У студентов очень большой интерес к чешскому, они так стараются!»

Надя Чижевская в отличие от других этнических чехов походит из семьи голендерских чехов.

«Я отношусь у голендерским чехам. Родилась я там. Это Винницкая область. Попали чехи туда по той же программе, что и волынские чехи, но лишь с той разницей, что та земля была заселена голландскими немцами – голендерами. Они ушли из своей страны по религиозным причинам, потому что исповедовали протестантизм. Россия их приняла в то время, потому что царь имел весьма низкий авторитет в мире и во искупление принял этих голландцев на своей земле. Но со временем царь решил лишить их обещанных льгот, и голендеры вынуждены были покинуть эти земли и отправиться на север Чехии. Чехи с удовольствием поехали в те места и очень успешно там обосновались. И в те советские времена этот колхоз, Николаевкой называлась эта местность, где жили чехи, все время был на доске почета в Москве на ВДНХ. Эти чехи много правительственных наград имели, за то, что прекрасно умели вести хозяйство».

Но не все живущие на Украине чехи были удостойены высоких наград от советских властей. Как с нами поделилась Елена Луговец, многих ее родственников из села Высокое Чешское в период коллективиыации соcлали в Сибирь или в Казахстан, где некоторых постигла скоропостижная смерть.

Елена Луговец (слева)Елена Луговец (слева) «Чехи в это село не вернулись. У нас часть родственников в Омске, часть вернулись на Украину, но не в Высокое Чешское. Для семьи наступили тяжелые времена. Отголоски этого сказываются и сейчас. Потому что семья была очень раздроблена, некоторые члены семьи были отправлены в Казахстан, некоторые в Сибирь. Но, тем не менее, семья выстояла благодаря тому, что они очень много работали, они были очень трудолюбивыми, были оптимистами. Я никогда от бабушки не слышала ропота, жалости, слёз. Она все воспринимала так, как Господь послал, с благодарностью. И насколько я помню, в трудные моменты семья собиралась, родственники приходили, и мы пели наши "писнички чески". В семье разговаривали только на чешском языке».

Как добавляет Елена, в детстве она и понятия не имела, как это - Украина, Чехия. Неужели это так далеко, неужели там существуют какие-то границы? Для нее и по сей день - это единое целое.

«Чехия для меня родина и Украина тоже. На другой территории, на территории Украины, мы особенно чувствуем этот дух чехов. Когда мы собираемся вместе, мы обязательно поём чешские песни. Когда каждый вторник у нас проходят собрания, их практически никто не пропускает. Мы относимся друг к другу, как родные. Хотя мы по крови не совсем близкие родственники, но отношения у нас просто замечательные».

Фото: Мартина Стейскалова