«Два бородача» на шарльере

Они назвывают себя «два бородача». Ян Смрчка и Алеш Вашичек – первые чехи, которые решили принять участие в престижном Кубке Гордона Беннетта, неофициальном мировом первенстве по газовому воздухоплаванию.

Ян Смрчка и Алеш Вашичек, Фото: архив Яна Смрчки и Алеша ВашичекаЯн Смрчка и Алеш Вашичек, Фото: архив Яна Смрчки и Алеша Вашичека История Кубка Гордона Беннетта уходит в далекий 1906 год, когда владелец американской газеты New York Herald впервые организовал аэрогонки газовых аэростатов на приз. По всему миру на сегодняшний день не насчитать более четырех десятков шарльеров, а пилотов, способных ими управлять, ненамного больше.

«Я начал летать после того, как увидел (чехословацкого космонавта – прим.ред.) Владимира Ремека. Я тогда решил, что тоже хочу стать космонавтом, это – потрясающая профессия. Со временем, конечно, понял, что все не так уж и просто, и что другого космонавта у нас уже не будет, и остался при своих воздушных шарах. Они намного лучше», - улыбается Ян Смрчка.

Зато Алеш Вашичек по профессии – тележурналист. С Яном его свела судьба во время съемок репортажа о воздухоплавании. Алеш признается, что изначально он очень боялся высоты.

«Съемки заканчивались моим сольным полетом. Никогда бы не поверил, что я буду на такое способен. Мне настолько это понравилось, что продолжил свое знакомство с аэростатами уже в частном порядке, и должен сказать, что это хобби коренным образом изменило мое восприятие мира. Все-таки с высоты птичьего полета все видится как-то по-другому», - рассказывает Алеш Вашичек.

Газовое воздухоплавание – дисциплина для настоящих пилотов. В чем заключается формула успеха? Почему некоторые пилоты способны удержаться в воздухе лишь несколько часов, а других уносят воздушные потоки на расстояние нескольких тысяч километров?

Фото: архив Яна Смрчки и Алеша ВашичекаФото: архив Яна Смрчки и Алеша Вашичека Оба пилота в один голос утверждают: главное – это уметь разбираться в метеоусловиях, уметь правильно интерпретировать доступные данные и, не в последнюю очередь, иметь в своей команде знающего свое дело, опытного синоптика.

«Например, в прошлом году во время Кубка Беннетта над Италией ожидались грозы, поэтому большинство экипажей решили полететь в сторону Франции, Корсики и Сардинии и таким образом попасть на юг Италии. А вышло с точностью до наоборот. Над Италией никаких гроз не было, а над Корсикой сформировалась область высокого давления, и пилотам пришлось из-за мистраля срочно совершить посадку. Этого вы из корзины шарльера не увидите. Примете ли вы правильное решение или нет, зависит от вашего синоптика и от того, насколько вы умеете с полученной информацией работать», - рассказывает Ян Смрчка.

Принцип управления «воздушными шарами», независимо от того, шарльеры это или монгольфьеры, одинаков.

«Если вы уменьшаете вес шара, он начинает набирать высоту, ускоряться и сворачивать вправо. Если же наоборот снижаете высоту, скорость замедляется и шар летит влево. Это основное и самое простое правило управления аэростатом. Естественно, надо брать во внимание и перемещение воздушных потоков относительно местности итд. Используя все эти знания, вы пытаетесь направлять шар туда, куда вам надо».

Фото: архив Яна Смрчки и Алеша ВашичекаФото: архив Яна Смрчки и Алеша Вашичека Но, одно дело – теория, а другое – практика. Эта истина подтверждается во время полета ежеминутно.

«Например, самолетом, на мой взгляд, управлять намного проще. Предположим, пилот летит в Пардубице. И если он, извините, не полный лопух или его не застанет врасплох туман, то он так или иначе прилетит в свои Пардубице. Если мы решим долететь из Швейцарии, где мы стартуем, в Чехию, то, во-первых, не факт, что нам это удастся, а во-вторых, даже если погодные условия будут идеальными, то нам придется приложить немало усилий, задействовать свой опыт и знания, чтобы сюда действительно попасть. Вы никогда не знаете, как, в итоге, все обернется. В воздухоплавании - сплошные неизвестные. Именно эта импровизация и умение подчиняться природным законам, найти общий язык со стихией, и есть то самое привлекательное в воздухоплавании. Если вы способны на это, перед вами открывается бесконечное пространство, предоставляющее вам такую меру свободы, которая в наши дни ни с чем не сравнима. В этом заключается привлекательность аэростатов», – делится впечатлениями Ян Смрчка.

Тем не менее, в Европе можно летать не везде. «Некоторые страны гарантируют участникам Кубка безопасность, другие нет. В связи с тем, что в начале девяностых годов над территорией Белоруссии шарльеры попали под обстрел армии и два американских аэростата были сбиты неподалеку от атомной электростанции, руководство Кубка решило объявить закрытой зоной для всех участников аэрогонки наряду с североафриканскими странами и Белоруссию, Украину и Россию». Летать нельзя также над Македонией и над частью Прибалтики.

Фото: архив Яна Смрчки и Алеша ВашичекаФото: архив Яна Смрчки и Алеша ВашичекаБез чего же пилотам во время полета просто не обойтись?

«Главное, иметь при себе транспондер (радиоответчик), чтобы нас видели управляющие воздушным движением, далее нужна рация и навигационное оборудование, спутниковый телефон для общения с нашими коллегами и масса других вещей. Например, очень важен и хороший фонарь», - перечисляет Алеш Вашичек. А Ян Смрчка добавляет:

«Мы боремся с нехваткой кислорода, так что нам нужны маски. Обязательно иметь с собой спецодежду - на высоте пяти километров сильный мороз. Понятно, что во время полета мы не только принимаем пищу, но и перевариваем ее и в конечном итоге должны каким-то образом отправить ее за борт, то есть решаем и такие, обычные проблемы» ,– дополняет Ян Смрчка.