Библейские рельефы Нового Леса – исчезающая красота барокко

Между поселком Кукс и г. Двур Кралове, в Новом Лесу, прячется удивительная галерея барочных скульптур под открытым небом, одна из самых неповторимых в Европе. Святой Вертеп, воспроизводящий сцены рождения Иисуса и ряд библейских сюжетов, можно назвать подлинным шедевром, вышедшим из-под резца известного скульптора Матиаша Бернарда Брауна, которого сам Роден назвал «чешским Микеланджело». К сожалению, сохранилась лишь часть монументального ансамбля первой половины XVIII в., и «Вифлеем» – в шаге от полного исчезновения. Чехия планирует выдвинуть этот «театр» барочных скульптур на внесение в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. С чего началась история уникальной галереи, и удастся ли спасти этот поразительный памятник?

Вертеп вблизи Кукса, Фото: Марта Гузман, Чешское радио - Радио ПрагаВертеп вблизи Кукса, Фото: Марта Гузман, Чешское радио - Радио Прага В феврале 1717 г. граф Франтишек Антонин Шпорк, сын генерала австрийской императорской армии, тайный советник императора в Богемии, меценат и издатель философских и религиозных книг, купил за 2900 золотых у города Двур Кралове лес, находившийся по соседству с его владениями. Главной причиной приобретения стали возвышающиеся на облюбованной Шпорком территории песчаниковые скалы редкой красоты; граф, бывший одним из самых ярких и незаурядных фигур эпохи барокко в Богемии, задумал создать в «Новом Лесу», как он назвал эту рощу, галерею, которая должна была вдохновлять пациентов и посетителей госпиталя Кукса на размышления о Боге, о вечном.

Скульптурные группы и рельефы, вытесанные в скале, посвящены библейским и религиозным сюжетам и персонажам. Своим названием Святой Вертеп обязан главному мотиву композиции – рождению Иисуса Христа.

Замысел Шпорка предстояло осуществить тирольскому скульптору Матиашу Брауну, стяжавшему к тому времени славу созданием двенадцати аллегорий Добродетелей и Пороков в Куксе, где находились госпиталь и церковь Пресвятой Троицы для военных ветеранов. В 1723 или 1724 гг. Браун приступил к работе над первой скульптурой «Видение св. Губерта», которая была высечена прямо в скале. Завершить цикл ему не удалось – в 1738 г., в возрасте пятидесяти трех лет, мастер скончался, однако большую часть рельефов закончили члены его мастерской. Интересно, что Шпорк пережил своего придворного скульптора всего лишь на полтора месяца. Под воздействием времени «Вифлеем» постепенно обветшал. Свою лепту в его разрушение внесли и прокатившиеся по этим землям прусско-австрийские войны. В настоящее время ведутся консервационные работы некоторых рельефов, ранее полихромных, дополненных фигурными скульптурами из растущих здесь деревьев. Из Кукса сюда можно попасть по туристическо-краеведческому маршруту протяженностью около 3 км.

Неподалеку от скульптурного ансамбля, часть которого вытесана непосредственно в скале, была вырублена келья. Здесь, как и много лет назад, бьет небольшой родник.

«Непосредственно в барочной галерее находилась пещера, где протекал ключ чистой воды, и путники могли освежиться холодной водой. Там, где мы стоим, открытую галерею перекрывал свод. На своде был вытесан Ангел Восхваляющий. К сожалению, один из главных фрагментов серьезно поврежден – Мария и Иисус обезглавлены; барельеф, однако, очищен ото мха. Мы видим, как пастухи и животные приходят поклониться новорожденному Младенцу Иисусу, а с левой стороны к Царю-Вседержителю приближаются трое волхвов», – рассказывает местный гид Маркета Сысова.

Святого Губерта увековечить первым!

Маркета Сысова, Фото: Марта Гузман, Чешское радио - Радио ПрагаМаркета Сысова, Фото: Марта Гузман, Чешское радио - Радио Прага Наибольшую художественную ценность представляют изображения отшельников Гарина и Онуфрия, а также рельеф святого Губерта, почитаемого в народе с IX в. в качестве покровителя охотников. В поместье графа, слывшего, помимо прочего, страстным любителем театра и охоты, проводились празднества в честь святого Губерта, сопровождавшиеся пышными фейерверками. Шпорк активно пропагандировал игру на лесном роге и основал охотничий «орден св. Губерта», почетным членом которого стал и император Kaрл VI. В поздних житиях Губерта сообщается, что однажды во время охоты – в то время он был еще женат, ему повстречался олень с распятием на рогах и послышался голос, призвавший к отречению от мирской жизни. Через два года он овдовел и стал клириком. В сане епископа Губерт продолжил дело своего предшественника по искоренению язычества.

«Увидев это золотое распятие, Губерт, по преданию, уверовал в Бога. Здесь мы видим его коленопреклоненным и смотрящим влево, над ним – олень с распятием между рогов. Сравнение состояния рельефа св. Губерта и поклонения пастухов – данный эпизод Рождества Христова описан в Новом Завете, – не в пользу святого. Это скульптурное изваяние пока еще ждет своей очереди на очистку от лишайников, и тогда целая композиция будет смотреться лучше. Очень важно, чтобы молодым реставраторам в это время повезло с погодой. Очистительные работы проводят студенты факультета реставрации университета г. Пардубице, приезжает человек пятнадцать».

О существовании скульптуры колодца Иакова, созданного в этой природной галерее в 1726-29 гг., ныне свидетельствуют лишь фрагменты торса.

«Это тот самый колодец, возле которого Иисус Христос встретился с Фотиной Самарянкой. Когда-тo здесь находилось изваяние собаки, однако сохранились лишь его фрагменты, на которыми «бдит» Иисус. Рядом мы видим Фотину, нагнувшуюся, чтобы зачерпнуть воды».

Франтишек Антонин Шпорк, встречавшийся с самыми выдающимися архитекторами, скульпторами, художниками, поэтами и композиторами своего времени, был человеком набожным и не скрывал своей религиозности от окружающих, подчеркивает Маркета Сысова.

Шпорк-бунтарь: бесы в облике иезуитов

Франтишек Антонин ШпоркФрантишек Антонин Шпорк «Данный религиозный мотив Шпорк счел подходящим для «оживления» леса, с учетом тех требований со стороны церкви, которые существовали в период рекатолизации. Он также хотел, чтобы многочисленные гости лечебницы Кукс могли побывать у этой галереи под открытым небом. Наведывались сюда и цензоры из Жиреча, где находилась резиденция Ордена иезуитов, чтобы убедиться в соответствии идейного содержания скульптурной композиции церковным догматам того времени».

В 1725 г. иезуиты из Жирча, деревни рядом с Куксом, решили создать на горе рядом с «Новым Лесом» традиционную Кальварию (то есть изображение Голгофы) с часовенками и начали переговоры об обмене земельными участками. Это впоследствии стало одной из причин, которая привела к затяжному спору с графом. Шпорк, возненавидевший иезуитов и считавший представителей Ордена св. Игнатия олицетворением зла, стремился им при любом удобном случае досадить. Он распорядился установить статую бойца-христианина, грозившего мечом в направлении местопребывания служителей ордена – из их резиденции она была хорошо видна. Сегодня скульптура находится в Куксе. А на одной из близлежащих песчаниковых скал по приказу графа был изображен ад – бесы весьма напоминали его соседей-иезуитов. Лишь после того как граф узнал, что ему грозит неминуемое расследование обстоятельств установки этого «артефакта» в церковном суде, он спешно пригласил для внесения изменений выдающегося мастера того времени Петра Брандла, чьи работы сегодня украшают музейные залы и храмы Праги и других городов. Брандл изобразил поверх «крамольной» картинки сцену бегства Святого семейства в Египет, описанную в Евангелии от Матфея.

В противоречивом характере Шпорка уживались стремление к просвещению и страсть к картам и сутяжничеству. Как сообщает в своих очерках историк и музыковед Станислав Богадло, «на грани барочного перформанса» было и инициированное Шпорком антииезуитское представление на холме Кальвария, с использованием останков обгоревших человеческих костей, якобы подтверждающих то, что на этом месте 30 апреля 1727 года состоялся ведьминский шабаш. Все это, тем не менее, не мешало Шпорку в 1721–1729 гг. в сотрудничестве с пражскими иезуитами активно содействовать созданию в Чехии и Моравии культа святого Яна Непомуцкого. Однако в 1729 г. иезуиты обвинили вольнодумного графа в ереси, за что Шпорку грозило пожизненное заключение. Впоследствии граф, однако, примирился со своими недругами.

Граф покровительствовал отшельникам

Остатки фонтана, Фото: Марта Гузман, Чешское радио - Радио ПрагаОстатки фонтана, Фото: Марта Гузман, Чешское радио - Радио Прага Сохранились ли записи, позволяющие представить, каким предстал Святой Вертеп Брауна после своего завершения перед посетителями Кукса?

«Да. У нас сохранились дневники управляющего дома графа Шпорка. Гости курорта приезжали сюда на экскурсию в конных экипажах. Выглядели эти места в те времена иначе. По нынешним дорогам повозки вряд ли проехали бы, так как путь им преградили бы выросшие за сотни лет деревья. А тогда на этой территории было устроено множество небольших фонтанов, лесные беседки и даже три хижины отшельников». Более подробных данных об этих хижинах не сохранилось. Согласно некоторым источникам, их было семь. Две из них были возведены в память о св. Антонине и св. Павле и появились они в поместье графа в 1718 г. Отшельники, которым Шпорк покровительствовал, жили на территории ухоженного леса относительно недолго, два года. После их смерти хижины опустели. Особенно выделяется в скульптурном ансамбле статуя преподобного Oнуфрия Великого, 70 лет не видевшего никого, кроме старца, приведшего его в пещеру, предназначенную ему Творцом. Он прожил в отшельничестве до своей смерти и, как сообщается в «Очерках из жизни фиваидских отшельников», «не видя храмов, сам стал храмом». Святой смотрит в ту сторону, откуда обыкновенно к «Вифлеему» приближались гости, бывавшие на курорте Кукс.

Сохранение национального достояния

Иржи Новотны, Фото: Милош Турек, Чешское радио - Радио ПрагаИржи Новотны, Фото: Милош Турек, Чешское радио - Радио Прага В 1999 году Вертеп Брауна был внесен в список 100 памятников архитектуры, находящихся под угрозой исчезновения, а в 2001 году объявлен национальным памятником культуры (ранее он находился в категории менее значимых памятников). Святой Вертеп, однако, до сих пор не пополнил список всемирного культурного наследия ЮНЕСКО, как иногда ошибочно утверждают.

По мнению скульптора и преподавателя университета в Пардубице Иржи Новотного, барочное искусство и, в частности, творческое наследие Брауна являются одной из базовых ценностей, составляющих ядро чешской культуры.

«Экспрессивность художественных средств Брауна углубляет воздействие его произведений на нас. Он сумел передать нам драматизм этих эмоций, которые сохранили свою силу до сих пор, и я стал преданным поклонником его творчества. Как только мне представляется возможность, я веду с Брауном мысленный диалог», – говорит Иржи Новотны, имеющий немалый опыт восстановления памятников – в прошлом он руководил мастерской реставрации каменной скульптуры.

Впервые Иржи Новотны увидел «Бетлем» («Вифлеем») работы Брауна 50 лет назад назад. Насколько изменился облик этого уникального памятника за это время, и, возможно, также отношение скульптора к циклу рельефов и скульптур?

«Полвека назад я был восторженным почитателем творений Брауна, а теперь в ряде случаев уже являюсь их хранителем. Что касается облика Вертепа – за последние десятилетия произошло столь тесное слияние этих рельефов Брауна с природным ландшафтом, что у нас даже возникло впечатление, что он полностью зарос. Мы полагали, что вскоре нам придется буквально отыскивать этот памятник. Рельефы подвержены естественным процессам разрушения – впрочем, как все материальное». – Какими возможностями в настоящее время располагают реставраторы данной категории памятников?

Фото: Марта Гузман, Чешское радио - Радио ПрагаФото: Марта Гузман, Чешское радио - Радио Прага «В данном случае следует задаться скорее вопросом не о реставрации, а о сохранении этого произведения искусства. Сегодня арсенал наших возможностей гораздо богаче, чем в 1950-60-е годы. Тогда, например, в распоряжении известного скульптора Вагнера, профессора Высшей школы прикладного искусства в Праге (она была основана еще императором Францем Иосифом) был только укрепляющий состав с добавлением известковой воды. Ныне ситуация, однако, усугубилась тем, что поверхность рельефов подверглась изменениям под действием климатических факторов. Если мы хотим сохранить галерею в нынешнем состоянии, то должны свести к минимуму любое вмешательство. Либо рельефы следует законсервировать, чтобы уменьшить отрицательное влияние на них воды, холода, лишайников, которым нравятся эти влажные места обитания. С потоком, струящимся посередине местной скалы, воевал и сам Матиаш Браун. Спустя год после завершения этой галереи под открытым небом он вернулся на это место и распорядился вырубить пещеру, которая скрывается за рельефами».

Реставрацией скульптур и рельефов Иозеф Вагнер занялся уже в 1936 году. Профессор перебрался поближе к Святому Вертепу еще в 1935 году и построил рядом с ним бревенчатый домик, где жил и оберегал по мере своих возможностей природную скульптурную галерею вплоть до 1939 г., когда эта область в результате Мюнхенского сговора отошла Третьему рейху к Судетским землям. Во время Второй мировой войны присмотр за территорией «Нового Леса» не осуществлялся. Первые реставрационные работы после войны проводились в природной галерее в 1954–1955 г., и Вагнер вновь принял в них участие.

Горжицкая школа – кузнеца талантов

Йозеф Моравец, Фото: Марта Гузман, Чешское радио - Радио ПрагаЙозеф Моравец, Фото: Марта Гузман, Чешское радио - Радио Прага А ныне перенесемся в город Горжице, расположенный от Кукса примерно в 30 км. Директор горжицкой Художественно-промышленной школы обработки камня и скульптуры Йозеф Моравец предлагает использование технологии 3D – сканирования, уже испытанной на Вертепе Брауна. Благодаря этому был воссоздано предполагаемое изображение первоначального облика всей серии скульптур периода 1718 –1732 гг. Откуда в школе узнали, как выглядели рельефы 200 лет тому назад? Выполненная из дерева в масштабе 1:7 модель «Вифлеема» Брауна была создана в период с 1998 по 2004 гг. Ее автор, мастер резьбы по дереву Леош Пришингер исследовал обломки оставшихся скал, измерял их и фотографировал, а также изучил документ от 6 декабря 1731 года. В предъявленном графу счете на оплату «Вифлеема» Браун привел подробный перечень скульптур, украсивших пространство «Нового Леса». Для воспроизведения недостающих частей Пришингер воспользовался образцами скульптур Брауна в Куксе.

Горжицкая средняя школа также располагает уникальной роботехникой, что позволяет сэкономить время и усилия на подготовительном этапе, воспроизвести недостающую часть в формате 3D и предложить скульпторам «полуфабрикат», который они смогут «оживить» и довести до совершенства.

– Можно было бы рядом со Святым Вертепом, воспользовавшись моделью отсканированного объекта, установить копию галереи, пусть и частично воспроизведенную, чтобы посетители Кукса смогли более полно себе ее представить? Это также обеспечило бы сохранение памяти о существовании в данном крае уникального памятника…

Фото: Марта Гузман, Чешское радио - Радио ПрагаФото: Марта Гузман, Чешское радио - Радио Прага«Да, в нашей школе мы бы с такой задачей справились, так как собственными силами мы осуществляем целый ряд аналогичных проектов, сопоставимых по степени сложности с восстановлением этих скульптур. Использование сканирующих систем, которые становятся все более совершенными, позволяет нам получить модель всей скульптурной галереи этого Рождественского Вертепа. Ее можно осмотреть со всех сторон, приблизить для ознакомления с деталями или рассмотреть целиком. Я написал книгу, в которую вошли фотографии произведений, созданных в нашей школе. Среди них – памятник из песчаника весом 600 тонн, создание которого было приурочено к 600-летней годовщине сожжения Яна Гуса, в высоту достигающий 3 метров – это единственный памятник, охваченный, по замыслу создавшего его автора, пламенем».

Памятник был открыт в центре Констанца, где Гус принял мученическую смерть. В конкурсе студенческих работ победил – последнее слово было за комиссией из Констанца – проект 20-летней Аделы Качабовой. В случае принятия решения о восстановлении скульптур Вертепа Брауна, учащиеся горжицкого училища также смогли бы принять в проекте активное участие.

«Несмотря на то, что училище не является реставрационной мастерской, наши учащиеся обладают возможностями и ноу-хау, потенциал которых не идет ни в какое сравнение со многими ателье по реставрации. Наши воспитанники справились бы с освоением этой технологии, также как ранее осилили создание целой серии скульптур святой Анежки Чешской (это первая чешская статуя, установленная в ватиканском соборе Святого Петра, в часовне святых покровителей Европы – прим. ред.) или статуи святой Варвары. У нас учится много способных молодых людей, в том числе также из России, хотя оформление документов иностранцев из стран вне ЕС, если они не являются эмигрантами и не переехали сюда с родителями, дело не такое простое. Президент Милош Земан, с которым я встречался лично, обещал мне помочь, чтобы упростить всю эту процедуру».

Кому скульптура по плечу?

Йозеф Моравец, Фото: Марта Гузман, Чешское радио - Радио ПрагаЙозеф Моравец, Фото: Марта Гузман, Чешское радио - Радио Прага Создание скульптуры – многоплановый процесс, требующий, помимо прочего, «борьбы» с материалом. Сложно ли подобрать учеников для освоения такой непростой профессии, насколько редок врожденный талант к ваянию?

«Людей с талантом скульптoра мы можем воспринимать по-разному, но если смотреть исключительно глазами статистика – в популяции, состоящей из 100 тыс. человек, не найти более пяти человек, которые могли бы по складу своего характера зарабатывать скульптурой на жизнь. И с этой точки зрения, наше училище – слишком большое для нашей республики. Ведь основано оно было еще императором Францем Иосифом с учетом потребностей Австро-Венгерской империи, население которой в тот период достигало 38 млн человек. Такова сегодня численность населения Польши».

- Учились ли во времена Австро-Венгрии в горжицкой школе также иностранцы?

«Да, и во времена Австро-Венгерской империи училище было достаточно большим, чтобы предоставить возможность освоения редких профессий не только ее поданным, но и иностранцам, – к примеру, болгарам. Один из них по окончании нашего училища даже стал основателем Национальной художественной академии в Софии. И возвращаясь к нашей изначальной теме – мы стремимся вовлекать наших учеников в рабочий процесс».

- С детальным восстановлением скульптур у вас тоже имеется соответствующий опыт, который был бы применим в реконструкции Рождественского вертепа Брауна?

«Опыт у нас есть. Вот копия статуи «Австрия» с памятника «Битва у Градец – Кралове 1866 года». Австрия стоит на постаменте, стеле высотой 6 метров. Реконструкция данного памятника не представлялась возможной, поэтому Министерство обороны заказало его копию. И наше училище взялось за выполнение этого задания. Австрия, в оригинале изображенная в виде женщины с поднятой рукой, давно лишилась руки, которая была утеряна, поэтому мы восстанавливали ее изначальный облик по фотографиям. Все, что мы программировали, делалось с помощью робота, который работал и по выходным, без передышки. Создавали мы здесь и 17 глубоких рельефов цикла «Страсти Христовы», это работа очень высокого уровня мастерства».

Время собирать камни

Фото: Марта Гузман, Чешское радио - Радио ПрагаФото: Марта Гузман, Чешское радио - Радио Прага Благодаря программируемым движениям руки робота воспроизводятся недостающие детали – например, головы лошадей, как продемонстрировал Йозеф Моравец на компьютере. Директор школы верит, что использование этой технологии помогло бы воссоздать «Вифлеем».

Как рассказал «Радио Прага» Иржи Новотны, за последние 50-60 лет природная галерея неоднократно становилась предметом исследования реставраторов. Однако никто из них не мог гарантировать, что предлагаемый способ является оптимальным для сохранения уникального памятника. В последнее время очистке подверглись два центральных рельефа. Продолжение работ по консервированию объекта рядом с Куксом дает надежду на сохранение природной галереи для будущих поколений. «В ходе очистительных работ оказалось, что «Вифлеем» находится в лучшем состоянии, чем мы предполагали», – подчеркивает Новотны. В рамках состоявшейся в нынешнем году юбилейной 10-й выставки «Камень – Горжице» проходила и конференция, посвященная «Вифлеему» Брауна. Хочется надеяться, что те, кому доверена охрана этого ценного культурного наследия, проявят большее рвение по его сохранению.